Анализ возможностей проведения митингов в россии в

 

Москва в акциях протеста против президента Путина в 2022 году: хроника митингов, количество задержанных и уголовных дел. Как столица России включилась в борьбу против российского президента. Анализ обстановки и развития ситуации. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по развитию гражданского общества Дмитрий Вяткин («Единая Россия») внес во вторник два законопроекта, ужесточающие правила проведения митингов. В частности, поправки запрещают финансировать их из иностранных источников, приравнивают пикетные очереди к публичным акциям и вводят ряд запретов для журналистов, освещающих эти мероприятия. Автор законопроекта считает, что предлагаемые меры приведут закон о митингах в соответствие с судебной практикой и позволят исключить иностранное вмешательство в дела России. Оппозиционеры отмечают, что на по-настоящему массовых акциях такие «запрещалки» не работают.

Свобода собраний на практике

Проблемы с согласованием

38. Официальная статистика, находящаяся в открытом доступе, показывает, что российские власти склонны отказывать в согласовании проведения публичных мероприятий.

39. Российские чиновники не публикуют свои решения относительно согласования мероприятий или соответствующую статистику. Единственный доступный свод федеральной статистики — это судебная статистика, касающаяся обжалований отказов согласовать проведение митинга. Она не дает понимание полной картины, так как не все отказы обжалуются в судах.

40. Однако судебная статистика способна показать, что:

  • Многочисленные иски от организаторов означают, что было как минимум столько же, если не больше, отказов (526 за первые шесть месяцев 2022 года).
  • В большинстве случаев суды либо прекращают дела по формальным причинам, либо отклоняют иски.
  • Нередки случаи, когда суды выносят решения слишком поздно (то есть после запланированной даты проведения митингов).

41. Иногда бывает доступна местная статистика. Омбудсмен Санкт-Петербурга опубликовал статистику, которая показывает масштабы проблемы с отказами в согласовании:

  • В случаях, когда число участников превышало 500 человек или место проведения находилось в центре города, власти согласовали только 15% из 91 уведомлений в 2020 г. и 40% из 383 уведомлений в 2019 г.
  • В случаях, когда число участников не превышало 500 человек и место проведения находилось за пределами центра города, власти согласовали 57% из 317 уведомлений в 2020 г. и 60% из 1976 уведомлений в 2019 г.

Отмена публичных мероприятий и задержания

42. Российские власти до сих пор применяют политику полной нетерпимости к «несогласованным» акциям протеста. Массовые задержания не исчезли. Наоборот, количество задержаний существенно возросло.

43. В январе и феврале 2021 г. серия акций протеста состоялась не менее чем в 185 городах по всей России и на территории Крымского полуострова. Эти протесты сопровождались задержаниями беспрецедентных масштабов. Более 11 000 человек в более чем 125 городах были задержаны в ходе акций протеста 23 и 31 января, а также 2 февраля.

44. В 2020 году в ОВД-Инфо поступила информация о 2435 задержаниях в 56 регионах России. Как минимум 799 (треть) этих задержаний приходилась на одиночные пикеты. Большинство задержаний в 2020 году было зарегистрировано в Москве (1322) и Санкт-Петербурге (288). Самое большое количество задержаний происходило на акциях протеста против властей (749) и против политических репрессий (511).

45. Большинство задержаний происходило в период с апреля по конец 2020 года: 2048 задержаний было зарегистрировано во время 473 акций в 53 регионах, в основном в Москве (1108) и Санкт-Петербурге (189). Среди этих случаев как минимум 586 человек были задержаны во время одиночных пикетов. 15 июля в Москве было задержано как минимум 147 человек, вышедших на митинг против новых поправок к Конституции.

46. Эта статистика не учитывает превентивные задержания и задержания, произведенные постфактум. Практика задержания протестующих не на самих митингах, но в период между ними (на улице, дома, на работе) активно использовалась в Хабаровске, где акции протеста проводились регулярно, начиная с середины июля 2020 года. С 11 июля по 1 декабря 2020 года на митингах в Хабаровске было задержано как минимум 64 человека, а почти вдвое больше, как минимум 121 человек, было задержано в период между митингами.

47. Кроме того, в Москве власти начали использовать систему распознавания лиц для идентификации протестующих и их последующего привлечения к административной ответственности. В 2020–2021 гг. эти технологии были введены для отслеживания передвижений граждан с целью контроля за соблюдением карантинных мер.

Насилие, пытки и угрозы со стороны полиции

i. Общие положения

48. СМИ продолжают регулярно публиковать информацию о случаях применения полицией насилия. Последний пример — жестокое подавление мирных оппозиционных протестов 23 и 31 января 2021 г.

49. Во многих городах во время протестов полиция задерживала мирных и невооруженных граждан с применением неоправданной и излишней жестокости. Также наблюдались случаи прицельных избиений, как во время митингов, так и во время задержания. Людей били по головам полицейскими дубинками, бросали на пол автозаков, били ногами и заставляли лежать или сидеть на снегу. Сообщалось о применении электрошокеров.

50. Также сообщалось о случаях избиений и пыток внутри отделов полиции. В нескольких московских отделах задержанных отводили в отдельные комнаты, где их избивали (часто с применением спецсредств) до тех пор, пока они не соглашались дать отпечатки пальцев. Задержанным также не давали пользоваться телефоном. О похожих случаях сообщалось в Санкт-Петербурге и Воронеже.

51. На задержанных регулярно оказывалось давление. Им угрожали физическим и сексуальным насилием, продлением срока задержания, арестом, уголовным преследованием и иными карательными мерами.

ii. Расследование насилия

52. После вышеописанных событий несколько человек подали заявления о совершенных преступлениях, требуя их расследования и судебного преследования официальных лиц, ответственных за незаконное применение насилия. Тем не менее следственные органы обычно отказывают в рассмотрении таких заявлений. Вопреки закону, следователи не регистрируют такие заявления как сообщения о преступлении и не проводят доследственную проверку, предусмотренную Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. В Приложении № 7 мы приводим информацию о сообщениях о преступлениях, поданных Комитетом против пыток и Фондом «Общественный вердикт», а также о результатах их рассмотрения.

iii. Бесчеловечные условия перевозки

53. То, как задержанные демонстранты перевозились в Москве в январе и феврале 2021 года, подтверждает, что сотрудники правоохранительных органов, отвечающие за процедуры задержания и доставления, не уделяют первоочередного внимания соблюдению прав заключенных (задержанных) и стандартов транспортировки, что приводит к массовым и повсеместным нарушениям, затрагивающим лиц, задержанных во время акций протеста. Задержанных перевозили на большие расстояния в переполненных автомобилях без доступа к питьевой воде, еде и туалетам. Некоторые задержанные провели 40 часов в транспортных средствах для задержанных, и им было отказано даже в элементарных потребностях. Более подробную информацию о бесчеловечных условиях перевозки

  • Нарушение права на защиту и иных прав

54. После задержаний 23 и 31 января многим людям было отказано во встрече с адвокатами. Их также незаконно лишили телефонов и заставили сдать отпечатки пальцев или сфотографироваться. Подробнее об этих нарушениях — в Приложениях № 9, 10, 11, 12 и 13.

  • Административное преследование

55. После задержаний протестующие привлекаются к административной ответственности.

56. Согласно данным официальной статистики:

  1. Число административных дел против протестующих постоянно увеличивается. После акции протеста 23 января 2021 года в Москве было возбуждено 5716 административных дел. Для сравнения: за весь 2018 год в Москве было возбуждено 1039 дел, в 2019 году — 3275. В Санкт-Петербурге в районные суды поступило 1659 дел по части 1 статьи  КоАП РФ и 314 дел по части 6.1 статьи 20.2 КоАП РФ.
  2. Существенно выросла доля арестов: по первым двум тысячам административных дел за нарушение порядка проведения публичного мероприятия в Москве суды назначили арест в 43% случаев и штраф в 56%; судьи приговорили к аресту 1251 человека и оштрафовали 2500 человек. Для сравнения: в 2019 году, когда в Москве также проходили акции, сопровождавшиеся массовыми задержаниями, доля арестов составила всего 4% от всех обвинительных постановлений.
  • Уголовное преследование

57. Уголовные преследования протестующих велись в 2020 и в 2021 годах, некоторые из них продолжались с предыдущих лет, другие дела были возбуждены в этот период.

Продолжение коллективных преследований:

  • В течение 2020 года продолжилось рассмотрение так называемого «ингушского дела». В его составе десятки уголовных дел, заведенных на лиц, принявших участие в массовых акциях протеста против пересмотра в 2018 году административной границы между Ингушетией и Чечней. В основном, протестующим из Ингушетии были предъявлены обвинения в применении насилия в отношении сотрудников правоохранительных органов или в причастности к деятельности экстремистского сообщества. Некоторые из протестующих, обвиняемых в применении силы, были приговорены к лишению свободы до 3,5 лет, другие все еще находятся в процессе судебного рассмотрения дела. Это, в основном, те, кто обвиняется в организации применения насилия или организации либо участия в деятельности экстремистского сообщества. Российские правозащитные организации, например Правозащитный центр «Мемориал», считают эти уголовные дела политически мотивированными. Эти вопросы поднимались в жалобах в Европейский Суд по правам человека, например, в жалобе № 8936/20 «Саутиева против России».
  • Еще одним коллективным уголовным делом, продолжающимся с прошлых лет, является так называемое «московское дело» — серия уголовных дел, возбужденных с конца июля по конец октября 2019 года после публичных мероприятий и публикаций в социальных сетях против запрета допуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму.

Новые коллективные судебные преследования:

  • «Владикавказское дело». В апреле 2020 года во Владикавказе прошли протесты против обязательной самоизоляции во время пандемии коронавируса и ухудшения экономических условий. Десятки участников протестов были обвинены по меньшей мере в хулиганстве и насилии в отношении сотрудников правоохранительных органов. К сожалению, в публичном пространстве отсутствует подробная информация об этих делах. Правозащитники опасаются, что такое непрозрачное судебное преследование может скрывать нарушения прав человека.
  • Уголовные дела в отношении участников акций протеста в Хабаровске, которые прошли во второй половине 2020 года. Акции протеста начались с выражения поддержки экс-губернатору Хабаровского края Сергею Фургалу, которому было предъявлено уголовное обвинение. Нескольким людям были предъявлены обвинения в применении насилия по отношению к сотрудникам правоохранительных органов, а также в неоднократном нарушении установленного порядка организации или проведения публичных мероприятий. В настоящее время многие дела прекращены, а в некоторых случаях предварительное следствие закончилось отказом в возбуждении уголовного дела. Однако в разных городах России по-прежнему возбуждаются новые уголовные дела в отношении участников публичных мероприятий, проводимых в знак солидарности с протестом в Хабаровске. Например, в декабре 2020 года в Новосибирске Дарье Горбылевой было предъявлено обвинение в применении насилия в отношении сотрудника полиции.
  • «Дворцовое дело» состоит из более ста уголовных дел, заведенных после беспрецедентного разгона мирных акций протеста в поддержку российского оппозиционного политика Алексея Навального и против коррупции в январе и феврале 2021 года. Протестующим по всей России предъявлены обвинения в применении насилия в отношении сотрудников полиции, блокировании дорог и пешеходных переходов, призывах к массовым беспорядкам, нарушении санитарно-эпидемиологических норм, вовлечении несовершеннолетних в незаконную деятельность, представляющую опасность для их жизни, и ряде других преступлений. В этом деле протестующие столкнулись с многими новыми или резко измененными уголовными статьями, по которым правоприменение представляется неясным и непредсказуемым (например, о нарушении санитарно-эпидемиологических правил, а также блокировании дорог и тротуаров). К середине апреля 2021 года уже было вынесено около 20 судебных постановлений по этим делам.

58. В 2020 году также имели место случаи предъявления организаторам и участникам мероприятий обвинений в неоднократном нарушении установленного порядка организации или проведения публичных мероприятий (статья 212.1 УК РФ). Например, в декабре 2020 года российский политик Юлия Галямина получила два года условно. Ранее, в 2020 году, активист Константин Котов отбывал наказание в виде реального лишения свободы по той же статье Уголовного кодекса за мирный несогласованный протест. Конституционный Суд России повторно рассмотрел вопрос о конституционности статьи 212.1 Уголовного кодекса по делу Котова. Статья была признана конституционной, но дело Котова было отправлено на пересмотр, в результате чего наказание было сокращено с четырех лет лишения свободы до полутора лет. Таким образом, юридическая проблема не была решена. В настоящее время ведутся другие аналогичные дела.

59. Важно также отметить, что в отношении российских должностных лиц не было возбуждено ни одно уголовное дело о незаконном воспрепятствовании проведению или участию в публичных мероприятиях (статья 149 Уголовного кодекса Российской Федерации). Более того, мы не знаем ни одного такого случая за всю историю существования этой уголовной статьи. Существует также много проблем с расследованием случаев насилия со стороны полиции во время публичных мероприятий (см. раздел с (ii) выше).

  • Другие методы давления

60. Развернута кампания по дискредитации протестов и запугиванию как реальных участников, так и потенциальных. Власти используют различные превентивные меры, в том числе угрозы отчисления из университета или увольнения с работы. Протестующим угрожали привлечением к ответственности по обвинению в различных правонарушениях, например в нарушении правил дорожного движения и так далее. Протестующих помещали в психиатрические больницы или на обязательную самоизоляцию. Протестующих и их родственников могут навестить сотрудники полиции. Формальная причина таких посещений — профилактические беседы с целью предотвращения правонарушений. Очевидно, однако, что подобные визиты направлены на запугивание протестующих.

61. При подготовке к митингам полиция может блокировать центральные улицы и станции метро, а также ограничить работу кафе и магазинов. Для идентификации протестующих используются городские системы видеонаблюдения и распознавания лиц. Такие меры препятствуют реализации свободы собраний. Во-первых, они запугивают людей и удерживают их от участия в протесте. Во-вторых, они формируют образ протеста как чего-то плохого, опасного и незаконного. Кроме того, в правовой системе страны отсутствуют эффективные юридические средства для защиты от такого вмешательства и его оспаривания.

  • Ограничение информации о собраниях

62. Главная проблема в этой сфере — это задержания и судебное преследование журналистов до, во время, и после публичных мероприятий.

  • Союз журналистов России зафиксировал более 200 нарушений прав журналистов в 40 регионах России, которые работали на протестных акциях 23 и 31 января, а также 2 февраля. ОВД-Инфо известно о более чем 150 арестах журналистов, освещавших протесты. Некоторые журналисты были избиты полицейскими с применением дубинок и электрошокеров, часть получила травмы головы.
  • С начала 2020 года по 19 марта 2021 года как минимум 71 дело было опубликовано российскими судами по статье 20.2 КоАП против журналистов, освещавших протесты. Эти дела зафиксированы в 16 регионах (30 из Хабаровского края и 18 из Москвы). 67 из этих дел закончились обвинительными постановлениями. Максимальный штраф составил 150 тысяч рублей, максимальный срок ареста составил 15 дней.

63. Кроме того, широко распространена практика блокировки либо угроз блокировки веб-сайтов за публикацию информации о протестах, также как и дискредитация протеста и свободы собраний в провластных медиа.

  • Несовершеннолетние

64. Несовершеннолетних, задержанных на январских и февральских протестах 2021 года, держали в полицейском автотранспорте, в то время как формальные записи об их задержании не были сделаны. Полиция также не уведомляла законных представителей несовершеннолетних об их доставлении в отделы полиции. Несовершеннолетних допрашивали без их родителей. См. более подробную информацию в Приложении № 20.

Фото 1

Предельная численность

Если норма предельной заполняемости определяет, сколько человек может собраться на конкретной площадке, то от «предельной численности» зависит, нужно ли согласовывать акцию. Только мероприятия с меньшим количеством участников не требуют подачи уведомления. Остальные согласуются, как в любом другом месте.

Федеральный закон устанавливает только нижний предел в 100 человек. Это означает, что для мероприятий в пределах 100 человек в гайд-парках в любом случае не нужно подавать уведомления.

Обычно региональные законодатели не отходят от предложенного минимума. «Предельная численность» в 100 человек установлена в 66 регионах, еще в одном — Новгородской области — она составляет 101 человека. Еще в нескольких областях она не установлена. Следовательно, здесь применяется минимум в 100 человек.

В пяти регионах (в Татарстане, в Калужской, Самарской, Томской и Тюменской областях) норма увеличена до 150 человек. В Санкт-Петербурге она составляет 200, в Мурманской области — 250, на Камчатке — 300 (если иного не указано в «технической документации специально отведенного места»), в Иркутской области — 500 и только в Красноярском крае — рекордные 1000 человек.

Предельная численность для проведения акции в гайд-парке без уведомления

В московском законе предельная численность не установлена. Уведомление не требуется, если мероприятие проводится на «специальной площадке» в рамках ее предельной заполняемости. Предельная заполняемость единственного действующего в Москве на апрель 2022 года гайд-парка в Сокольниках определена правительством города и составляет 1500 человек. Соответственно, для любых акций до 1500 человек на этой площадке подавать уведомление не нужно.

Предельная численность — норма крайне коварная. Формально только из-за одного дополнительного участника акцию могут посчитать несогласованной. Это, в свою очередь, может привести к задержаниям.

Точно определить количество участников само по себе непросто, но еще сложнее отличить их от других людей, оказавшихся в гайд-парке: «предельная численность» устанавливается именно для участников акции. В некоторых регионах законы даже прямо запрещают «ограничивать проход» или «создавать препятствия для доступа на территорию специально отведенного места граждан, не являющихся участниками публичного мероприятия». Такие требования есть в Вологодской, Калужской, Орловской областях.

Источники

Использованные источники информации при написании статьи:

  • https://ovdinfo.org/report/lashmankin-i-drugie-protiv-rossiyskoy-federacii
  • https://ovdinfo.org/reports/specialnye-ploshchadki-dlya-mitingov
0 из 5. Оценок: 0.

Комментарии (0)

Поделитесь своим мнением о статье.

Ещё никто не оставил комментария, вы будете первым.


Написать комментарий